Поиск
  • Вадим Сухоненко

Почему пассажирские суда УДП не включили в список на передачу в Венгрию

Пост обновлен нояб. 17


Вы спрашиваете почему суда пассажирского флота УДП не включили в список на передачу венгерской Business Shipping Company Кft (BSC)?

Если коротко, то представьте, что грабители попали в банковское хранилище и хотели бы забрать все, но понимают, что физически все не могут вынести - рук не хватит. Это, если уж совсем коротко и наглядно.

Но именно так эта ситуация и видится с точки зрения соответствия законодательству Украины.

В случае с отчуждением флота пароходства таким физическим ограничением стала Статья 70 Закона Украины «Про акционерные общества», которая говорит о том, что крупной сделкой для АО считается такая, где рыночная стоимость имущества, которое там фигурирует составляет от 10 до 25% стоимости активов по балансу компании на 31 декабря предшествующего года.

По состоянию на 31.12.2019 года активы УДП = 426,28 млн. гривен.

Таким образом, максимальная сумма имущества (тот самый физический ограничитель), которым руководство пароходства может, в теории, распоряжаться без согласования с министром инфраструктуры = 42,62 млн. гривен или около 1,5 млн. долларов США.

Опять же в теории, потому что пароходство на 100% принадлежит государству и его деятельность дополнительно регулируется другими законами.

Еще раз уточним, по закону «Про акционерные общества», ЧАО «УДП», без согласования с высшим органом управления – мининфраструктуры, имеет право, к примеру, передать в уставной фонд BSC имущество, которое по рыночной стоимости, не превышает сумму 1,5 млн. долларов.

Статья 8 Закона «Про акционерные общества» утверждает, что рыночная стоимость имущества определяется профессиональным независимым оценщиком. Обязательным условием является наличие решения о привлечении такого оценщика. При этом такое решение может принять только наблюдательный совет (НС). Исключение делается только для вновь создаваемых АО. Там это могут сделать учредительные сборы. Образованных, или должен принять НС компании. П.3 ст.8 гласит о необходимости утверждения, опять же НС, представленной оценщиком, рыночной стоимости имущества.

Законом допускается утверждение оценки в рамках 10% отклонения от суммы, представленной профессиональным оценщиком. Но сделать это может только НС. В исключительных случаях, когда его в Уставе АО не предусмотрено, этот вопрос может быть утвержден общими сборами, но с обязательной мотивацией такого решения.

В действующем Уставе ЧАО «УДП» п.9.3. полностью посвящен вопросам создания и функционирования НС.

Итак, чтобы передать балансовый флот ЧАО «УДП» в уставной фонд венгерской ВSC, министр Криклий, по закону, должен был:

1. сформировать сначала НС;

2. этот НС должен принять решение о необходимости оценки имущества, выбрав оценщика и определив источник финансирования;

3. после проведения оценки НС должен утвердить эту оценку, с возможным отклонением в 10%, обосновав его;

И только тогда, хотя и с натяжкой, Министр может принять решение о том, обязано пароходство согласовывать с ним, как высшим органом управления, внесение конкретного имущества в уставной фонд венгерской компании или нет. С натяжкой, потому что он имеет право это сделать только в случае, если такого решения НС не принял. Что, априори, означает, что без сформированного НС такие решения не соответствуют букве закона.

В любом случае, без оценки имущества, в принципе, невозможно принять какое-либо решение об отчуждении имущества.

Как же получилось так, что стоимость 500 единиц флота оказалась ниже пресловутых 42,62 млн. гривен (1,5 млн. долларов)? И почему туда не включили пассажирские суда, казалось бы, жемчужины пароходства?

«Элементарно, Ватсон! Следите за руками!»,-воскликнул бы самый известный сыщик всех времен. За руками, которые набирали ответное письмо министра Криклия на просьбу Хомякова согласовать передачу флота венгерской компании.

В первой части этого письма, старательно повторяются нормы Закона «Про Акционерные общества» про то, что согласие на сделку необходимо при стоимости имущества, по рыночной цене!, на сумму более 10%.

А на следующей странице, эта же рука пишет, что стоимость поданного на согласование флота не превышает 10% от стоимости активов.

Даже беглого взгляда на предоставленный список достаточно, чтобы понять, что Министр принял решение на основе остаточной балансовой стоимости судов.


А первые строки в нем могут ввести в ступор даже неподготовленного читателя - все 6 теплоходов типа «Измаил» «оценены» в ноль гривен!

"Ноль гривен, Карл!!!"

Наверное, можно представить, что г-н Криклий, в силу неопытности, не представляет во сколько можно оценить сухогруз 3,5 тыс. тонн по, хотя бы по ликвидационной стоимости - на лом.

Но не знать, что 32 ранее похищенных у пароходства лихтера оцениваются в 5 млн. долларов, он не может. Потому, что об этом сам заявлял еще месяц назад! А таких лихтеров в этом списке – 125 единиц. Никак, не меньше, чем на 19 млн. долларов получается.

И таким брутальным способом, подменив понятие рыночной стоимости на остаточную, Министр Криклий убеждает себя, что весь транспортный флот УДП стоит не более 22 млн. гривен? А значит, Хомяков может самостоятельно передать государственный флот в венгерскую частную лавочку?

Не верю!!!

Что это было? Ловкость или наглое мошенничество? Точно сможет ответить, наверное, только следствие. Если оно, конечно, будет.

А причем тут пассажирский флот напомните Вы?

А при том, что пассажирские суда каждый год проходили дорогостоящие ремонты, стоимость которых восстанавливала их остаточную стоимость. Да так, что их включение в этот список не позволило бы «уложиться» в искомые 42,6 млн. гривен.

Вот посмотрите, как т/х «Хабаровск» «неприлично» выделяется своей остаточной стоимостью среди своих «сестер» и «братьев»!

Не надо быть Вангой, чтобы предположить, что этот т/х недавно прошел серьезный ремонт.

Вот таким образом, «пассажиры» остались на балансе пароходства. Вопрос только–надолго ли?

#UDP #УДП #lifeUDP

Просмотров: 35